I'm ready
for the fight and fate
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

I'm ready > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — пятница, 14 декабря 2018 г.
Фрагменты из прошлого. mz. hyde 23:20:54

we are loud like love


Восстановила свою старую страницу вк. Нашла просто невероятно интересные и красивые записи, которые я нигде не публиковала и отправляла только себе. Обязательно перенесу их сюда.

А завтра/сегодня я наконец встречаюсь с Настенькой. Как же я скучала.
Позавчера — четверг, 13 декабря 2018 г.
` осознание пришло муторным вечером ... FEILES 20:48:05
я не способен любить
и не хочу

может мне немного завидно смотреть на влюбленных пар,
но это не потому, что они не одни и их кто-то любит,
а потому, что не способен по-настоящему любить я

возможно я так на всю жизнь останусь одиноким девственником
впрочем, ничего против и не имею
теперь можете звать меня "натуральным асексуалом", а не "любвеобильным би" )00))

зато так меньше страданий
ты не волнуешь остальных, остальные не волнуют тебя
мне очень нравится
прям очень

и... хах
знаете, что самое обидное?
меня ведь тоже никто не любит и не воспринимает всерьез
хотя
какое мне до этого дело?
как говорил Виталян Ковалев-queen: "Кто не с нами — тот под нами."


"Отдам свое "счастье" другим. Может, ее осчастливят счастливые лица." (с)


­­





Музыка ЛСП, Feduk, Егор Крид - Холостяк
Категории: Любовь, Одиночество, Осознание, Натурал, Минуточка из жизни, От фейлес
бережно трепетно тунеядка 17:12:46

эмоциона­льная

на полу возле кровати лежат упаковки от зефира и патчей, стоят пару чашек из-под чая
сижу в платьице и носочках, растрепанные волосы. такая себе натюрэль и ноу-мейкап
настроение на нуле, даже паршивое. мощное желание испытать снова чувство влюбленности и похоть

пойду снова заваривать себе напиток. дайте только совет, кофе или чай?

Категории: Будни
17:15:01 LUСIUS.
кофе
17:16:31 тунеядка
спасибо, так и поступлю
17:17:21 LUСIUS.
с: мяу мяу
W саdmium 15:47:10

я взял твою бу. и я её е6у.

Да ну нахуй эту вашу штуку под названием «доверие».
Мне надоело, спасибо.
среда, 12 декабря 2018 г.
FIGHT DADDY LONG LEGS в сообществе ОВОЩЕБАЗА на память 17:12:03

в семье не без мутанта

­­


Категории: Фисташ, Саня, Зог, Хапи, Вел, Сио
вторник, 11 декабря 2018 г.
W саdmium 22:05:00

я взял твою бу. и я её е6у.

­­
Без названия. Taint 20:02:03

Lost & delirio­us

Сказка о Монстре.docx

Подробнее…Их легенды пытаются уберечь их от ошибок, но они никогда не верят. Им говорят: «не ходи по лесу в ночи, не заходи глубже в чащу», но они никогда не слушают. Их глаза не способны увидеть даже шорох в листве, а ноги точно не унесут от беды. Их сердца выдают себя во тьме, а запах страха непреодолимо и точно несет к ним смерть.

То был лес с сердцем темнее беззвёздной ночи. То был лес, в котором не желал бы уснуть ни один лютый зверь. То был дом тьмы и пристанище для любого, жаждущего нести боль и страдания. С наступлением темноты раздираемый стонами земли от мук сотнями чудовищ, живущих там.

-Я чую новых гостей, - бархатистый рык, пробирающийся под кожу идеально острым скальпелем.

Теперь им не сбежать, что бы они не сделали. Две тени блеснули в холодном свете луны, накрывающем кривые лапы безлистных деревьев, умирающую, почти черную сущую траву, оголяющую грязь земли. Стук сердец отдается в их голодных телах, рождая лишь один, неподвластный разуму, инстинкт. Теплые, хрупкие, сладкие. Еще ни о чем не догадываются, но им уже отрезают путь к свободе, перерезая как ножницами нити их судеб.

-Слишком быстро бьются… - выдохнул один беззвучный шепот.

-Там… дети, - ответил ему второй и тень застыла, скрываемая ночью, потому невидимая для зрения людей.

-Дети, - облизнулся первый и рванул с нарастающей скоростью и дрожью своего плотоядного существа.

Но не успел он и приблизиться, как его сбила тень, заставляя отлететь на десятки метров, ломая ветки кустов и сучья деревьев. На шум и треск люди обернулись, наконец заподозрив что-то неладное. Они заметили сияние хищных глаз и тут же рванули к свободе, думая, что им хватит сил.

-Какого черта ты творишь?

-Дети не способны по-настоящему бояться и дать отпор. И ты называешь себя охотником?

Блеск оскала одного и титаническое спокойствие другого. Они больше не произносили слов, но ощущали ярость и чистую злобу друг друга как нельзя четче. Все закончилось тем, что первый рванул, решив во что бы то ни стало завоевать эту сладкую добычу, оставив другого в тяжелых раздумьях. Не прошло и минуты, как лес заполнился страшными воплями, такими обычными для этого края. Десятки холодных глаз выглянули из тьмы в печали – эта добыча досталась не им. А тень стоял на месте, смотря на свет единственно вечной ему спутницы, будто требуя от нее ответа.

Раздался детский оглушающий плач и все тело дернулось спазмом, таким необычным для вечно спокойного и уверенного в своих силах охотника. Он быстро нагнал своего товарища, расправившегося со взрослыми и теперь надвигающегося на двух маленьких беззащитных созданий, даже не понимающих что происходит, а плачущих от того, что их уронили на холодную землю.

-Тебе мало двоих, чтобы насытиться? – тень отвлек его внимание, заставив остановиться.

-Мне всегда мало. Будто ты не знаешь какая бездонная пропасть в нас.

-Ты прав, - выдохнул он и хватило человеческого вдоха, чтобы сократить расстояние и еще меньше, чтобы разорвать его грудную клетку и изъять все еще бьющееся черное сердце жестокого убийцы, - именно поэтому я заполняю ее себе подобными.

Глаза товарища беззвучно вопрошали, смотря с изумлением и страхом. Тело уродливо изогнулось в свой последний раз и опало на землю, в алую лужу крови людей, заливая ее своей чернильной мерзостью. Плачь продолжался и сквозь него едва можно было услышать шорох приближения остальных. Все замерли, немея от страха перед чудовищем, убившим чудовище. Им показалось, что он улыбался, словно на мгновение стал самым счастливым в этом убогом краю.

Он хотел было уйти сразу после того, как сердца были сожраны, но стоило сделать пару шагов в чащу, как детей окружили другие слабые твари, опьяненные человеческим запахом. Ему забавляло, как они держат дистанцию и, сделав шаг к ним, он заставил их всех попрятаться по кустам обратно. Усмехнувшись, он подошел к детям и услышал легкие вздохи и рыки отчаяния. Многие из них из своей слабости давно не ели и уже на грани своего существования. Решаться ли они отобрать единственный доступный им сейчас корм? Что-то внутри затрепыхалось от этих мыслей, и он склонился к плачущим дрожащим комочкам, сразу вдыхая странную сладость их тел – до тошнотворности приторно. Он размышлял над тем, как другие твари могут это есть, когда

самому даже касаться их не хотелось. А может он уже привык к горечи и даже гнили, казавшейся ему вкуснее любого самого сладкого десерта. Неуклюжие когтистые лапы сгребли обоих вместе с землей, оставляя рваные следы на почве. Десятки глаз следили за каждым его движением, как гиены, ждущие ухода насытившегося льва. Но в этот раз хищник забрал все, не оставив объедков. Он мучительно медленно уходил с поляны, еле сдерживая издевательскую улыбку, слыша эти тихие шорохи за собой. Они шептались, решая взять количеством, но каждый из них готов был дать деру, стоило ему хоть раз взглянуть на них. Решаться ли они сделать хоть что-нибудь, чтобы выжить? Его чертовски интересовало на сколько люди и твари различаются в страхе перед смертью, но по итогу это было единственное, что их объединяло и делало до омерзения похожими. Он не хотел оставлять себе детей и нес их краю леса, чтобы оставить людям, которые смогут взрастить из них новую пищу. Он редко выходил за границу леса, ему это было не нужно – люди сами лезли в лапы чудовищ столько лет, даже и не думая что-то менять. Интерес заставлял выглядывать, но там все вокруг было ужасно не похоже на его дом, на то место, где он родился, вырос и жил так много столетий. Он не боялся, скорее ему было там скучно и все до приторности сладко, как и запах от детей. Он взглянул на них, мирно уснувших в лапах чудовища, даже не представлявших, сколько их сородичей мучительно погибло от них. На расстоянии от него до сих пор мельтешили другие твари, ждущие его решения, а он смотрел на этих детей. Он никогда еще не ощущал этих эмоций – спокойствие и тягу к его существу, которое согрело и… спасло? Могли ли они знать, что он сделал для них. Впервые никто не боялся его прикосновений и не пытался убежать, раздирая глотку криком ужаса. Даже чудовища способны ощущать одиночество и потому он хоть и на время, но связывал себя с другими тварям. Но они были мелочные, жадные. Им нужна была лишь пища. И не будь он сильнее их – давно сам мог умереть в когтях себе подобного. Ни о какой тяги друг другу и говорить нельзя, если ты живешь в постоянной бдительности.

Он мотнул мордой, прикрывая глаза, пытаясь сбросить с себя навязчивые мысли и странные чувства, закопошившиеся там, где всегда так пусто и темно. Выйти и оставить их у какого-нибудь дома. Их воспитают и вырастят в очередных зверушек, которые, встретив монстра, закричат и попытаются убежать. Которые будут заливаться слезами и умолять не трогать, а может попытаются убить ножом или ружьем, чтобы спасти свою жалкую вонючую шкуру. А если человек будет жить с монстром – каким он тогда станет? Желание изучить что-то новое, чтобы побороть вечную скуку заставило его шагнуть обратно в лес с этими маленькими сопящими комочками в его жестоких лапах. К тому же, он сможет увидеть ясней, решится ли какая-нибудь тварь перебороть свой страх, чтобы выжить. Так много оправданий для странных ощущений, родившихся внутри.

1.

Когда-то давно, еще до появления тени, этот лес был чем-то другим и по всей территории жили и охотились люди. Поэтому нередко в чаще можно найти одинокую обветшавшую хижину, которую теперь обжило какое-нибудь чудовище, слабо поддерживая в ней жизнь только чтобы задремать в сравнительной безопасности, а может быть в странном поиске уюта в те дни или месяцы, когда охота затихает. Он принес детей в свое убежище, к которому не смел приближаться никто в здравом уме, ибо он любовно охранял место своего обитания и мог убить любого, даже если особой надобности в этом не было. Ему пришлось многому научиться в уходе за человеческими детьми, чтобы те перестали так громко кричать, привлекая лишнее внимание. Но даже учитывая повышенный интерес, в первые годы никакое чудовище, даже находясь в самом отчаянном положении, так и не решилось нарушить границу тени. О нем было известно во всех уголках темного края и только подобные его силе могли рискнуть завести с ним «дружбу», постоянно находясь в молчаливой войне своей холодной энергетикой. Ему пришлось узнать, что люди любят тепло и поэтому нужно в холодное время растапливать печь. Ему приходилось мириться с удивленными непонимающими взглядами себе подобных, когда он ломал деревья и разрезал их в дрова, тратя силы на странное занятие. Именно из-за тяги к теплу он как какой-нибудь вредный гном из сказок воровал одежду, часто пугая чужих детей, удивляясь тому, как те кричали, только увидев его косматую морду, и как те два мальчика были спокойны в его присутствии, начиная кричать лишь тогда, когда им что-то было нужно. Но никогда он от этих двоих не ощущал страха.

Ему пришлось узнать, что дети мало того, что не едят ни сырое сердце, ни сырую плоть, так и в принципе им нужна особая еда. И пока они не подросли для нормальной пищи, все остальное он так же воровал, слишком сильно вливаясь во все человеческое. Он нашел их странное успокоение от светлячков, треска дров в камине, жужжания жуков, которых ловил им в бутылки, чтобы они могли их трясти, выуживая все новые и новые звуки. И когда они осознали новое место пребывание домом, а его – родителем, он впервые услышал странный человеческий звук – смех. Они сидели рядом с ним, дергая за черные космы, потряхивая жуков и смеясь, изредка поглядывая, будто пытаясь ему что-то сказать. На мгновение ему показалось, что его пустота внутри закрылась и наступило странное умиротворение, но тяжелые мысли растолкали все по своим местам, возвращая его сущность. В ту же ночь он ушел на охоту не за едой, а чтобы вспомнить, кто он на самом деле такой.

Он много думал над тем, что, взрослея они когда-нибудь поймут разницу между собой и им, а может быть он захотел примерить на себя личность человека, почувствовать, что значит быть одним из них, и в силу изменчивости своей сущности принял облик последнего убитого им. Он обращался в свой истинный облик лишь когда шел на охоту, практически не прячась от детей. Но те воспринимали все так спокойно, будто так и должно было быть. В первые дни даже пугались, когда он предстал перед ними не лохматой тварью, а миролюбивым осанистым мужчиной. Он общался с ними так же, как и они с ним – звуками. И стоило ему издать свой бархатистый рык, как они перестали плакать и долго всматривались в глаза, прежде чем спокойно подпустили. Интересно, подумал он, как для них важны ощущения, а не то, что они видят глазами, как у взрослых, совсем не похожих на детей. Или это дети разительно отличались от взрослых и способны были полюбить даже чудовище, если он греет и заботится о них.

Он заметил, как они нуждаются в его обществе и его общении, стоило им научиться ходить. Он часто уходил из дома и бывал сутками не появлялся, лишь следил за другими тварями, что шатались поблизости его территории. Когда он возвращался, они жались к нему и бывало заползали на его постель, когда он дремал, а сон его мог длиться чуть ли не неделями. Разве что приходилось укорачивать, дабы добывать им корма. Они одинаково спокойно обращались к обоим его обличьям, совершенно не чувствуя опасности от его клыков и когтей, хотя ему бы хватило одного молниеносного движения, чтобы лишить жизни обоих.

В очередной раз смотря на их умиротворенные спящие лица подле себя, на своеобразной кровати из шкур поверженных сильных собратьев, он почуял чужой запах, зашедший слишком далеко. Неужели кто-то все-таки решился отвоевать себе обед. Он мягко, но быстро сполз, не потревожив сна обоих и вышел, заинтересованный поведением другой твари. Тварь не только нарушила границы, но и подошла непозволительно близко к его хижине и теперь вряд ли выберется живой.

-От твоего дома исходит сладкий запах. Почему ты их давно не съел? – вопрошала она, выходя в холодный свет луны.

-Перед тем, как ты умрешь, я спрошу: зачем ты пришла сюда?

-Мы, - тварь расплылась в усмешке оскала и из тени вышли другие.

Они как-то умудрились спрятать от него свой запах, чтобы подойти незаметно. Он не знал, сколько здесь тварей и не могли ли они зайти со спины, что, наверняка, они и намеревались сделать, раз нашли такой ход. Тем лучше.

-Наконец-то я насыщусь, - его голос снова принял манеру рыка, переходя на какое-то утробное клокотание, а на морде появилась кривая плотоядная улыбка.

И в тот же момент умерла уверенность тварей в своих силах, решивших взять штурмом убежище свирепого и безжалостного убийцу, укрывающего манящие кусочки к жизни. Они уворачивались почти с той же скоростью, с какой он подлетал к ним, практически не касаясь лапами земли, будто движимой одной лишь жаждой смерти. Но все же он был быстрее. Хруст переломанного хребта, глухой удар срезанной головы о почву, в небо ударила струйкой черная жижа, заменявшая тварям кровь. Тело задергалось в конвульсиях и почти сразу свалилось к ногам тени, облизывающего свои когти, окидывая взглядом застывшую толпу. В его оскале звучал вопрос «кто следующий», но они все решили, что игра не стоит свеч. Слишком поздно. Он молнией метался от одного к другому, срезая лапы, головы, пронзая грудь подобно копью, заливая и так черную почву новыми порциями тьмы.

-Скажи, на что ты готов, чтобы выжить? – как-то неимоверно нежно проурчал он, вздергивая последнюю оставшуюся в живых тварь за горло.

-Я… буду охотиться для тебя.. охранять твою территорию… твоим оружием, - взмолился он, дергаясь в его крепкой хватке.

-Зачем мне такое жалкое оружие? – рассмеялся он, одним сильным движением сминая шею так, что позвонки превратились в порошок, а морда безвольно повисла на его руке, как и обмякшее безжизненное тело.

Когда он вернулся к хижине, он увидел мальчиков, стоявших в проеме и смотревших вдаль. Он увидел их раньше, чем они его и задался вопросом, почему они выглядели такими обеспокоенными и напуганными. Когда же они смогли разглядеть его, они оба побежали босиком по холодной почве навстречу, заливаясь детскими слезами, издаваясь звуками, которыми выражали страх. Но не тот страх, который он привык чуять к себе от людей и даже себе подобных. Они боялись, что с ним что-то случилось и он больше не вернется. Эти странные ощущения, которые породили их эмоции, свалили его на колени, будто самое сильное оружие попало пулей в самый центр его сущности. Они жались к нему, цепляясь за испачканную в чужой крови шерсть, даже не думая где он был и что делал. Они просто были рады, что он пришел.

В голове мелькнули мысли, что, если он их оставит, они неотвратимо изменят его жизнь и всю его суть. Может, даже погубят? Может быть, уже пора отдать их людям, пока они еще не выросли в полноценных взрослых. Тем более, он уже проверил и твари действительно могут рискнуть жизнью, ее же защищая. Но ему было интересно, какими взрослыми они станут, живя в таком убогом краю вместе с монстром. Он не хотел признаваться себе и решил, что просто еще не время. Впервые, неосознанно он подарил им объятья, хоть и считал их бессмысленным жестом слабых.


Категории: ШобНеЗабыть
20:19:34 Taint
понедельник, 10 декабря 2018 г.
- Сколько у тебя было партнёров в... Анж Дембери 10:24:36
 - Сколько у тебя было партнёров в сексуальном плане?

Вот такой личный вопрос без единой эмоции, со спокойствием, без капли смущения задал тебе загадочный масочник, у которого тебе нужно было найти маску для особого задания. Казалось бы, ты должна покрыться румянцем от таких вопросов и начать неуверенно себя вести, но ничего такого внутри ты не чувствовала. Сидя на стуле, напротив молодого человека, чьё крепкое телосложение украшало множество татуировок, ты чувствовала, как мышцы начинают сжиматься от сладкого томления. Пока его руки касаются твоего лица, тебе хочется закрыть глаза от этого приятного чувства, но пылающий огонь в глазах не даёт тебе этого сделать в жажде ещё немного полюбоваться этим необычным парнем, который с первой же встречи вызвал у тебя необъяснимое чувство притяжения.

- А ты всегда задаёшь своим клиентам такие каверзные вопросы? - с ноткой сарказма спросила ты, не желая поддаваться на его провокацию.

- Это поможет мне лучше узнать предпочтения клиента, - спокойно отозвался он, делая замерки твоего лица.

Когда он приблизился к тебе, ты почувствовала лёгкое покалывание внизу живота.

- А у тебя самого сколько было девушек?

По его лицу трудно было определить, какие эмоции он испытывает. Но где-то внутри он почувствовал что-то незнакомое, несколько волнительное и приятное ощущение. Он был готов усмехнуться про себя, заметив, что ему впервые попалась такая смелая и нахальная клиентка, совсем не смущающаяся ни его внешнего вида, ни интимных вопросов. Ута готов был поклясться, что он удивлён тому, что эта девушка не является гулем. Что-то у неё было от хищников, что-то в ней было дикое, опасное, завораживающее. Но на лице не дрогнул ни один мускул, не желая выдавать явный интерес и любопытство хозяина в сторону человека.

- Ты не первая, - спокойно ответил Ута, хотя в его тоне ты смогла расслышать насмешливую интонацию и не менее дерзкую, будто он сам бросает тебе вызов, пытаясь смутить или же пристыдить. Ты точно не могла сказать, что именно он задумал сделать, но эти слова возбудили в тебе лёгкий азарт.

- Это смахивает на намёк, - игриво улыбнулась ты, положив ногу на ногу, из-за чего у тебя слегка приподнялась юбка, обнажив наполовину соблазнительную часть твоего тела, на которую масочник тут же обратил внимание, но лишь мимолётно, что в какой-то степени огорчило тебя. - А все гули такие не прямолинейные?

Молодой человек замер от твоего вопроса, который ввёл его врасплох. Но напряжённые черты лица снова расслабились, когда он услышал за своей спиной всё тот же игривый смешок. Такая черта совсем не свойственна обычному человеку, у которого при встрече с гулем сердце останавливается от страха, а ноги сами уносят вдаль, пытаясь найти безопасное место. Это было совсем не серьёзно, немного по-детски и кокетливо, что присуще женщине, которая хочет от мужчины получить что-то особенное.

- Все ли следователи среди девушек такие смелые? - поинтересовался он, встав около полок с различными масками и перебирая пальцами каждую из них, пытаясь найти подходящую. У него не было чувства страха. Какой смысл бояться, если этот следователь не в силах убить гуля? Но такой поворот событий отнюдь не навлёк на него смутил расправиться с безоружной жертвой. Надо бы уничтожить свидетеля, но внутри всё противилось этому. Он почувствовал знакомый азарт, какой сейчас был у тебя, поэтому данную ситуацию он воспринимал как невинную игру без обязательств и доли опаски.

- Тебя интересуют только такие особи? - беззаботно спросила ты. - Не бойся, я хочу жить в мире с гулями, так что я не стану нападать на тебя. Кроме того, ты можешь полностью осмотреть меня и убедиться в том, что я не представляю опасности.

Ты поднялась со своего стула и без капли смущения сняла с себя мужской плащ, под которым было лишь нижнее бельё. Вещь, упавшая с характерным звуком на пол, привлекла внимание масочника, который повернулся к тебе. Без тени смущения и стыда он оценивающе разглядывал девичье тело, соблазнительно выделяющееся на фоне тусклого света в помещении, ещё больше притягивая к себе взгляд молодого человека. Ты бросила на него дерзкий взгляд, полный вызова и азарта, желая вовлечь его в свою игру. Изгибы тела влекли его, главная мужская часть тела трепетала от этого великолепного вида, призывая кровь кипеть на средоточии интимной силы, но Ута упорно сопротивлялся этому чувству, ощущая какой-то подвох.

- Неужели боишься? - с очередным вызовом бросила ты, уперев руки в боки. - А я считала, что гули более смелые, - небрежным тоном бросила ты, стараясь задеть его за живое.

Внешне он остался спокойным, но внутри всё яростно затряслось от дерзких слов. Он никогда не позволял людям брать верх над собой, над хищником, который без жалости был готов убивать и сеять хаос среди беззащитных жертв. Он всегда знал, что будет выше людей, но здесь оказалось, что роль жертвы теперь играет он, пытаясь подавить в себе чувства, что было совсем не свойственно его садисткой натуре. И твои слова пробудили в нём снова того хищника, который без жалости ломает, рушит и упивается кровью своих павших жертв, наслаждаясь их страданиями.

Одним резким рывком он оказался возле тебя и ты, не ожидая подобного, вскрикнула, оказавшись прижатой к стене. Два глаза, в которых был активирован какуган, пристально следили за каждой твоей реакцией, за каждым дрогнувшим мускулом на лице, и нутро его внутреннего зверя наслаждалось твоим страхом.

- Видимо, твой настрой дерзить уже пропал, - спокойно заметил Ута, разглядывая твоё обеспокоенное лицо, касаясь пальцами бархатной кожи. Но как всё-таки был велик соблазн взять под свой контроль это манящее тело, слиться с ним воедино, а затем впиться зубами, выпив всю жизненную силу без остатка, чтобы это великолепие искусства принадлежало только ему, пусть и в таком виде - у каждого своё представление о красоте.

- Ты просто застал меня врасплох, - успокоив прерывистое дыхание, ответила ты, набравшись смелости посмотреть ему в глаза и доказать, что ты его не боишься.

- Как ты узнала, что я гуль? - спросил Ута. Его пальцы плавно переместились на твою шею.

- Какому бы дураку понадобилось делать глаза, как у гуля, когда люди не доверяют уже даже своим близким, подозревая тех в сущности трупоедов? - беззаботно спросила ты. - Ты уж точно не похож на обычного человека, я тебе скажу.

- А если бы ты ошиблась? - его лицо приблизилось к тебе, дыхание обожгло кожу на губах, внутри тебя вспыхнуло волнение.

- Но ты ведь сам себя выдал, - усмехнулась ты ему прямо в губы, предчувствуя свою победу в этой словесной перепалке.

Ута выдавил из себя лёгкую ухмылку.

- Ты действительно смогла подловить меня. Молодец. Но тебя не пугает, что сейчас ты находишься в моей власти? Я ведь могу легко убить тебя.

- А мне кажется, что ты хочешь гораздо большего, - ты снова усмехаешься и, поднимая колено, задеваешь им пах молодого мужчины, чувствуя, как он уже затвердел. Ута едва сдерживает себя от томного вздоха, но на его лице по-прежнему нет ни единой эмоции. Лишь внутри он поражается такой смелости, которая пробуждает его на совсем иные ощущения и желания.

Он ещё сильнее прижимает тебя к стене, уменьшая расстояние между вашими лицами, и ваши губы уже почти соприкасаются. Ты выдыхаешь, смотришь на него затуманенными глазами, когда как его взгляд больше похож на взгляд зверя на цепи - и хочется напасть, и не можешь. Эта порочная близость завораживает ещё больше, щекоча каждый нерв, каждую клеточку тела, трепетно вздрагивающую от возбуждения.

- Ты всеми гулями так манипулируешь?

Его руки проводят по твоему телу, не касаясь запретных мест, и замирают на тонкой талии.

- Ты у меня первый.

Беззаботный смешок исходит с уст, растянутых в уверенной улыбке. Слишком беспечна, слишком спокойна - это завораживает и отталкивает, потому что Ута не привык видеть перед собой жертв, которые так спокойно смотрят ему в глаза, смеются прямо в лицо, не боясь последствий. Он сжимает руками стан, грубо притягивая к себе и резко впивается в твои губы, прикусывая за нижнюю часть, тем самым доказывая своё превосходство. Ты мычишь от боли, но это чувство ещё больше разжигает пламя страсти между вами, поэтому ты стойко терпишь эти обжигающие поцелуи. Все вопросы были оставлены позади, когда его ладони начали судорожно изучать линии твоего тела, вызывая искры блаженства, которые ты чувствовала каждой клеточкой. Он сжимает со всей силы хрупкое человеческое тело, не заботясь о том, что под его напором оно может сломаться, как фарфоровая ваза. Ты стойко терпишь его прикосновения, со всей страстью отвечая на его поцелуй, пьянящий разум, сама не понимая, как тебе могут нравится его дерзкие, опасные и властные прикосновения, почему тебе так хочется чувствовать его власть, быть беззащитной с ним. Как же это нелепо: следователь, убивающий гулей, который готов ощущать свою слабость от властных прикосновений своего врага. Эта порочная связь сводила с ума на подснознательном уровне, призывая тебя остановиться, но как же велик был соблазн, что ты была готова без остановки повторять, оправдывая своё страстное безумие.

Он отрывается от твоих губ, шумно выдыхая в них, заставляя ещё больше закипеть волну чувств, накрывшую тебя. Язык касается твоей шеи, вырисовывая на ней незамысловатые узоры, а ладони падают на небольшие округлости, грубо, без тени милосердия сжимая их под твои приглушённые стоны. Он знает, что тебе больно, и его садистская натура наслаждается этим, продолжая безжалостно издеваться над твоим хрупким телом. Сжав тебя в своих объятьях, он переносит тебя ближе к столу, на котором он делает маски, и одним резким, грубым движением прижимает тебя к нему, вмещаясь между твоих ножек. Одним ловким движением стягивая с тебя трусики, он хватает тебя за бёдра и усаживает на стол, сливаясь с твоими губами в страстном поцелуе. Языки сплетаются, образуя танец страсти, от которого вам обоим кружит головы, от {censored} становится невыносимо горяч. Услышав шум расстёгнутой ширинки, ты почувствовала, как внизу становится ещё горячее от волнения и ожидания. Ута даже не стал медлить, сразу же ворвавшись в чувстительную точку - мощно и сладко, отчего ты запрокинула голову, издав протяжный стон, сжав ногами его торс. Масочник грубо притянул тебя за шею, припав к сладким губам, жадно сминая их и покусывая, наслаждаясь этим металлическим привкусом, падающим на его влажный язык, которым он слизывал алые капли с твоих израненных губ.

- Садист... - прошептала ты ему в губы, впившись ногтями в его оголённую грудь. Ута тихо вздохнул и, получив новую дозу адреналина и потока азарта, ты медленно провела ногтями по его телу, оставляя за собой красную дорожку, из которой позже появились маленькие капли рубиновой жидкости.

Не успела ты и глазом моргнуть, как он резко притянул тебя за волосы, затыкая рот очередным болезненным и грубым поцелуем. Его язык яростно заплясал у тебя во рту, вдавливая затылок в свою руку, которой он зарылся в твоих волосах, когда он сам томительно двигал бёдрами, делая резкие и грубые рывки, которые ты сопровождала чуть ли не криками. Его напор с каждым разом увеличивался, на что тебе оставалось лишь глухо кричать от воспалённых эмоций, пока он обжигал ключицы горячим дыханием, изредка покрывая их пылкими поцелуями, от которых твой разум застилал туман ярких чувств и ощущений. Одним рывком он срывает с тебя лифчик, прикрывающий девичьи достоинства, и со всей жадностью впивается губами в грудь, обсыпая небольшие затвердевшие жемчужинки мимолётными поцелуями, пока его бёдра продолжали двигаться в бешеном ритме, от которого тебе сносило голову. Зубами он схватил горошинку, слегка оттягивая её, отчего ты вцепилась молодому человеку в тёмные волосы, издав сдавленный стон. Руки сжались на шевелюре, когда ты почувствовала, что подходишь к пику.

- Я... я не могу больше... - обессиленно шепчешь ты хриплым от возбуждения голосом. Чувство экстаза начинает захватывать всё твое содрогающееся от его грубых ласк тело. Ты уже не в силах терпеть эту сладку пытку, как бы ни хотелось продлить это удовольствие от насилия.

Ты хочешь ещё что-то сказать, но слова обрывает резкий толчок, а руки, упавшие на твои бёдра, безжалостно сжимают их, оставляя после себя яркие сине-фиолетовые пятна. Ты кричишь от этой пытки, вцепляясь в его плечи, словно пытаясь остановить. Пик блаженства приближается, силы покидают тебя, но его бешеные движения продолжаются внутри, вызывая смешанные чувства от дьявольски приятных, от которых ты готова мурлыкать, как кошка, выражая свою радость, томящуюся в груди, до жалобных стонов и мычаний, молящих о прекращении.

- Я гуль - безжалостный монстр, который не знает, что такое милосердие, - его руки ещё сильнее сжимают твои бёдра, отчего ты издаёшь ещё один крик, что является усладой для ушей молодого человека. В этот момент его глаза хитро блеснули, в глубинах которого готов был вырваться истинный гуль, готовый целиком поглотить тебя не только физически. - Ты должна была знать, на что ты идёшь.

Он издевается, получая истинное удовольствие, глядя на то, как ты беспомощно двигаешься в такт с ним, как ноги содрагаются от оргазма и бессилия, как ты разрываешь тишину комнаты сдавленными от хриплого голоса криками. В его глазах был блеск агрессивного и голодного зверя с оскалом хищника, которого он выпускал в свои движения, причиняя тебе и боль, и неземное наслаждение. Ты глотала урывками необходимый воздух, чувствуя, что сейчас вот-вот потеряешь сознание от его темпа. Соблазн был слишком велик, но ты и представить себе не могла, что наткнёшься на безжалостную пытку, которой искренне наслаждался Ута, опьянённый своей жаждой. Его влажные губы припадают к твоей шее, он делает последний рывок, лишаясь последних сил даже на выдох, и твою плоть накрывает приятный жар. Тела покрываются испариной от диких рывков и движений, ты кладёшь голову на его плечо, пытаясь привести тяжёлое и сбивчивое дыхание в норму.

Его горячее дыхание касается твоей кожи, заставляя покрыться ту мурашками. Ты готова прикрыть от блаженства глаза, но чувство безопасности, подавшее тебе тревожный сигнал о нападении, заставил тебя в миг отстраниться от парня. Одним резким движением ты успеваешь схватить на столе собственный ножик, который ты успела незаметно положить на стол, и приставила его к горлу гуля, который собирался уже сомкнуть клыки на твоей белоснежной шее.

- И всё же интуиция меня не подвела, - спокойно заметил Ута, наблюдая за сиянием ножа при тусклом свете, который играл на его острие.

- Я с самого начала хотела тебя соблазнить, а потом убить. Но, - ты обречённо вздохнула, откинув в сторону своё оружие, - ты слишком хороший любовник.

Масочник удивлённо вскинул брови.

- Неужели ты позволишь своему врагу и дальше спокойно разгуливать по окрестностям Токио?

Ты слабо улыбнулась и, оттолкнув от себя молодого человека, слезла со стола, подобрав на полу свою брошенную одежду, начав одеваться.

- Я не знаю, что на меня нашло... Несколько минут назад я готова была убить тебя, когда ты уже начал терять бдительность, а потом меня захватили непонятные чувства, которым я не смогла сопротивляться. Теперь я не знаю, желать убить тебя ещё больше или продолжать навещать тебя, чтобы разобраться в своих чувствах.

- Охотник, который не может убить свою жертву? Звучит забавно, - масочник незаметно для себя усмехнулся. - Я бы тоже мог убить тебя, но раз уж ты сохранила мне жизнь, то я должен буду вернуть тебе долг.

- Тогда кто тут из нас охотник и жертва, если мы оба не можем это сделать? - ты откровенно усмехнулась, но внутри чувствовало лёгкое волнение от столь непривычных чувств.

Ты всего лишь поддалась соблазну в надежде насладиться этим мимолётным мгновением, а в итоге обрекла себя на ещё более странные ощущение и чувства, которые томились у тебя в груди, из-за которых у тебя в руках дрожало оружие, как бы сознание не твердило тебе уничтожить врага. Но сейчас тебе хотелось просто сбежать. Сбежать от этих непонятных чувств. Этот соблазн, манящий к себе, словно изысканная паутина, манил тебя, как наивную бабочку. Ты хотела поймать врага, но попалась сама в сети. Как же глупо получилось...

- Я должна уйти, - поспешно пробормотала ты, чувствуя, как на тебя накатывает жар волнения и непонятного смущения, которое ты доселе не испытывала.

Уже собираясь выйти за дверь, тебя остановили крепкие мужские руки, прижавшие тебя со спины к своему ещё влажному телу.

- Раз уж у нас подобный мирный договор, то предлагаю заходить тебе в любое время, - его язык коснулся мочки твоего уха, отчего ты вздрогнула. - Пока, конечно, ты не осмелишься убить меня.

Ты вырываешься из объятий молодого человека, когда тот уже успел поправить на тебе неровно сидящий плащ.

- Учту, - стараешься придать голосу более беззаботный тон, но тот предательски нервно подрагивает, и выходишь за дверь из магазина масочника.

Ута провожает тебя бездумным взглядом и, прикладывая руку к шее, на которой была татуировка "Ни без тебя, ни с тобою жить не могу". Он ухмыляется своим мыслям и, возвращаясь к столу, на котором лежала маска, принадлежащая тебе, вслух задумчиво сказал:

- Гуль и следователь? Это будет интересно...
Кишо Арима Ты с обречённым вздохом... Анж Дембери 10:18:53
 Кишо Арима


Ты с обречённым вздохом опустила голову, держа её на ёмкости стакана. В голове предательски слышался его голос, обволакивающий своей обманчивой мягкостью, следом обещание прийти, отыгранное в твоём воображение точь-в-точь как в тот день, будто ты слышала его слова прямо сейчас, наяву, не в потоке обидных мыслей. Ты мысленно повторяеешь его слова, искажая в своём воображении и перечёркивая чёрными линиями его приторную улыбку, ставшую в один момент отвратной.
"Обманщик! Лгун! Предатель! Как он мог так поступить со мной?! Никогда не прощу ему этого! Оставался бы и дальше со своим чёртовым Хайсе, а не вешал мне лапшу на уши. Никогда бы не подумала, что он такой ужасный и лживый человек!".
Перед глазами вертелся калейдоскоп теплившихся надежд, которые внезапно обратились разом в отвратительное ничто. В одно мгновение тебе стало противно от мысли, что ты потратила весь день на создание праздничной атмосферы для одного-единственног­о человека, который плюнул тебе в раскрывшуюся с трепетом душу, ожидавшую получить взаимность. Арима не пришёл на вечеринку в честь Рождества, задержавшись у Хайсе. Рядом с тобой были только Таке, Уи, Хаиру и дети из Нулевого отряда, но они не могли принести тебе радость.
Небо было чёрным, беззвёздным, пустым, как твоя душа. Изредка под его мрачным покрывалом пролетал холодный ветёр, нёсший за собой крупные хлопья снега, как это бывает в метель. По твоей коже будто прошёлся ледяной ток. Ты могла бы стоять вечность на улице, ища ответы в темноте, но было уже слишком холодно; ты понимала, что твой организм не выдержит такой нагрузки. Однако даже дома, где ютилось тепло от камина, ты всё равно чувствовала себя обнажённой на морозе. Но когда ты попыталась закрыть дверь без упования на то, что придёт кто-то ещё, твоя попытка окончилась поражением: ты наткнулась на сопротивление в виде чёрного ботинка, который держал дверь открытой. Подняв недоумённый взгляд на незванного гостя, ты опешила.
Неожиданное появление Аримы, о котором ты уже и не думала мечтать, повергло тебя в неописуемый шок. Опьянение саке частично улетучилось, будто его и не было. Вы неподвижно смотрели друг на друга, пока замеревшее на миг время не выпустило вас из своего течения. Обида, доселе пожиравшая тебя изнутри, противилась возгласу радости, трепеща от злости и желания влепить ему звонкую пощёчину за причинённые страдания. Сжатые кулаки горели, чтобы со всего размаха ударить его, стерев невинную улыбку с лица следователя, непредвещающую раскаяние за содеянное. Хотелось залиться слезами, кричать на него в истерике, обвинять его в своих страданиях, бить кулаками в грудь, вопя о том, что он глупый, эгоистичный и бесчувственный человек, который никогда не задумывался о твоих чувствах. Но вместе с тем, вопреки глубокой злости, ты чувствовала, как сердце готово было выскочить из груди. Как улыбка, заставившая тебя содрагнуться от презрения, одновременно вызвала перед твоими глазами цветные пятна и окатила тело жаром. Смешавшиеся в одно целое чувства подталкивали тебя с порывом ударить его, а затем тут же прильнуть к нему и пылко извиняться за содеянное, глася на весь дом о безграничной радости от его появления и о том, как он дорог тебе, как всё меркнет по сравнению с тем, что тебя окружает, как ты жалеешь о том, что посмела проклинать его в своих мыслях и прятать свою любовь за внезапно возникнувшей ненавистью. Но вместо того, чтобы поддаться противоречивым эмоциям, грозящим вырваться в нелепое представление, ты сдержанно улыбнулась.
- Ну приветик, Арима-сан. Я уже и не думала, что Вы придёте. Вообще, мы все отчаялись увидеть Вас здесь.
- Прости за опоздание, (Твоё имя), - он виновато улыбнулся. - Не думал, что настолько задержусь.
- Ох, ну если у Хайсе было настолько хорошо, то могли бы уж до конца задержаться, а не приходить сюда, - иронично сказала ты, не сумев унять бушующую ревность. Но следом молнией метнулись обвиняющие тебя длинном языке мысли, советующие утихнуть в этот долгожданный момент, который ты решила самостоятельно испортить своей грубостью.
Арима терпеливо вздохнул, прикрыв веки.
- Я ведь сдержал своё обещание, верно? Даже если бы я задержался ещё сильнее, я бы всё равно пришёл к тебе, потому что знаю, что для тебя это важно. Уверен, ты хорошо постаралась над подготовкой праздника, - он приподнёс эти слова, как утешение, как успокоительное - настолько сочувствующе и осторожно они звучали, будто он боялся выдать лишнее, что могло бы ещё больше пробудить агрессии в тебе.
- Настолько, что даже выгнала из своего дома пауков-долгожителей­, которым уже собиралась дать имена. Но наверняка Хайсе подготовился лучше, раз Вы отошли